UKRU

Бизнес-публикации

20 апреля 2016

Эффект перевернутой табуретки. Украинские мебельщики сокращают производство и нацеливаются на експорт.


Главными тенденциями минувшего года стали дробление или уход с рынка крупных предприятий, сворачивание объемов производства и уменьшение числа продаж при резком росте розничных цен в гривне. В сумме эти факторы привели отрасль к критической точке, которую сами мебельщики называют «перевернутой табуреткой».

Коэффициент дивана

По данным Госстата, объемы мебельного производства в Украине за январь-декабрь минувшего года упали по сравнению с аналогичным периодом 2014-го на 12,5%. На сегодняшний день объем рынка украинской мебели сократился до $300-500 млн, тогда как в докризисное время называли цифры около $1 млрд, говорит глава Ассоциации мебельщиков Украины Андрей Завальнюк.

Снизилось и число продаж – по разным оценкам, на 20-25%. Среди причин падения спроса – резкое снижение уровня жизни потребителей, стагнация в смежной строительной отрасли и заметный рост цен на украинскую мебель (в гривневом эквиваленте).

По данным интернет-магазина «МебельОк», рост цен за год составил почти 100%. Похожую цифру называет и Андрей Завальнюк. По его статистике, средняя цена на мебель украинского производства возросла на 80%. Эксперт называет основной причиной резкие курсовые колебания. «Производство мебели сильно зависит от импорта: фурнитура, комплектующие, лакокрасочные материалы – очень многое закупается за валюту», – напоминает наш собеседник. Стоит отметить, что подорожание дало оптимистичную статистику в гривневом выражении: розничные продажи выросли на 8,5% (с 7,5 до 8,2 млрд грн). Этот рост мебельщики называют единственным позитивным моментом ушедшего года.

В то же время цены в долларовом эквиваленте за 2015 год снизились в среднем на 20-30%, свидетельствуют данные портала mebelok.com.

«Так или иначе, но украинцы в подавляющем большинстве зарабатывают в гривне. И если в 2012 году каждый среднестатистический украинец мог на свою зарплату спокойно купить диван, это был своего рода коэффициент – два-три дивана на зарплату, – то в 2015-м такой возможности украинцы лишились», – напоминает директор львовской компании «Меблевий вимір» Дмитрий Рыбий. При этом банковское кредитование практически свернуто или предлагается на столь невыгодных условиях, что мало кто решается им воспользоваться.

Возвращение «гаражников»

Падение покупательского спроса вынудило крупные и значительную часть средних мебельных компаний пойти на радикальное сокращение производственных площадей и персонала. Если еще в 2012-2013 годах основную долю на рынке (до 60%) занимали компании с объемом производимой продукции на $20-30 тыс. в месяц (их относили к среднему сегменту), то в прошлом году примерно такую же часть рынка заняли небольшие компании, производящие продукции на $10-15 тыс. и менее. При этом крупные компании, производящие широкую линейку мебели – от дорогой до экономкласса, составили лишь 5-8% всего рынка. До начала конфликта на востоке их доля достигала 10% и выше.

По словам Андрея Завальнюка, в 2015 году типичная компания по изготовлению мебели представляла собой небольшое производство, на котором заняты 20-50 человек. «Компактность позволяет компании быть гибкой, быстро приспосабливаться к новым условиям, требованиям рынка, выживать в агрессивной среде», – поясняет эксперт.

В то же время минувший год стал периодом ренессанса для цеховиков-«гаражников» – бригад мебельщиков из нескольких человек, которые не имеют своих производственных площадей и часто в неприспособленных условиях изготавливают продукцию под заказ. Главным их конкурентным преимуществом является цена – «гаражники» предлагают мебель, которая значительно дешевле той, что представлена в салонах. В 2007-2008 годах этих компаний почти не оставалось на рынке, сейчас же они появились вновь, и их доля растет, говорит Дмитрий Рыбий.

Впрочем, по мнению соучредителя интернет-магазина «МебельОк» Оксаны Донской, сокращение рынка производителей отечественной мебели в перспективе пойдет ему только на пользу, поскольку обострит конкуренцию, которая выведет на первый план игроков, способных предложить качественный товар по более низкой цене.

Заграничный интерес

В общей структуре рынка доля украинских производителей за минувший год увеличилась. Сегодня она составляет около 75%, импорт занимает соответственно 25%. До начала конфликта на востоке страны это соотношение было 65 к 35%, отмечают аналитики рынка. Импортная мебель, резко поднявшаяся в цене из-за курсовых колебаний в 2014-2015 годах, потеряла часть украинского потребителя.

Объем импорта в прошлом году, по сравнению с позапрошлым, сократился почти вдвое, свидетельствуют данные Госстата. Экспорт, правда, тоже просел, но не так сильно – на 11%. Мебельщики связывают это с потерей рынков России, которая являлась одним из главных импортеров украинской мебели. Прежде доля експорта в Россию составляла до 40% от всего объема експорта украинской мебели. Сейчас наши производители рассматривают для себя такие перспективные рынки, как польский, а также пакистанский, иранский, рынки стран Африки, рассказывает Андрей Завальнюк. «При кажущейся сложности и рискованности, эти рынки тем не менее очень интересны и перспективны для украинцев, поскольку их емкость велика, и мы там будем иметь целый ряд конкурентных преимуществ, в первую очередь по качеству и цене», – подчеркивает глава Ассоциации мебельщиков.

Нынешний переломный период мог бы стать хорошим шансом для украинских мебельщиков и на собственном рынке, если бы не несколько «но». Соглашение с ЕС, которое начало свое действие в этом году, грозит стать серьезным испытанием для отечественного рынка. Названное соотношение между импортом и украинской продукцией может снова измениться в пользу импорта, если мебельщики не сконцентрируются на модернизации производства и внедрении инновационных технологий, создании собственной дизайнерской школы, сохранении ценных кадров наконец.

«Отрасль стремительно теряет кадры, которые, не видя перспектив в собственной стране, массово выезжают за рубеж, украинские мебельщики, умеющие работать руками и имеющие богатый опыт, на зарубежных производствах в большой цене», – говорит Андрей Завальнюк. По его мнению, для того чтобы отрасль вышла из рецессии, необходима поддержка государственных институтов. Причем поддержка не столько самой отрасли, сколько потребителя – возобновление льготного потребительского кредитования, восстановление социальных программ по строительству жилья и так далее.

Прогноз: шкаф вместо депозита

По оценке Дмитрия Рыбия, 2016 год обещает стать очень неоднозначным для отрасли. В отдельных регионах мебельное производство и торговля покажут рост. В частности, это касается запада страны. «Предпосылки мы увидели еще в прошлом году – вторая половина 2015-го показала рост активности в рознице. Я бы даже сравнил эту активность с докризисным 2008 годом, когда бизнес мебельщиков еще бурно рос. Отчасти прошлогодняя активность была связана с тем, что при росте курса валют в стране цена на мебель поднималась не столь стремительно. А также с активизацией жилищного строительства в регионе», – считает эксперт.

Отчасти поддержать спрос может и интерес к мебели как к предмету инвестиции. «Сегодня, когда банковская система демонстрирует крайнюю нестабильность, люди предпочитают депозитам приобретение вещей длительного пользования», – делится наблюдениями Андрей Завальнюк.

Еще одной тенденцией наступившего года станет переформатирование рынка с учетом влившихся в него игроков с оккупированных территорий и из зоны АТО. «До начала конфликта на этих территориях находилось до 30% производств мебели, это были десятки крупных предприятий. Сейчас они либо разрушены и прекратили свое существование, либо переместились в другие регионы. Теперь будут пытаться хотя бы частично восстановить свой бизнес», – предполагает глава Ассоциации мебельщиков Украины.

Покупательский спрос в нынешнем году будут стимулировать сами производители, считает Дмитрий Рыбий. Мебельщики предлагают продажу своих товаров в беспроцентную рассрочку, предоставляя возможность за несколько месяцев выкупить нужный товар. Эта схема продаж станет особенно популярной в 2016 году. А сама торговля будет настойчиво перетекать из торговых залов в интернет-пространство, количество интернет-магазинов мебели будет расти, считает эксперт.